Добавить в закладки и Лайкните: 0 Главная

Блок с описанием

Пучай-река да Калинов мост. Главы 6—7

Жанры: Остальное, Эротическая сказка, Юмористические -14+1


Глава шестая. Наташка и Миранда.

Наташка нашла попону и набросила на Миранду.

— В баню! — приказала она

Серко стоял, прижавшись мордой к брусьям стойла и смотрел на Миранду.

— Мы найдём тебе другую. Видишь какой конфуз мог получиться: ты бы трахнул девушку и ещё неизвестно чем бы это обернулось? А вдруг она превратилась бы в чуду-юду и сожрала тебя? — я погладил его.

Серко иготнул и переступил — Премного благодарствую принц, что от смертушки неминучей спас.

— Ладно вам, рассыпаться в любезностях, ещё наговоритесь, успеете, а сейчас в баню!

Пропел третий петух и солнечные лучи осветили башенки и трубы Наташкиного дворца.

Стражи подрёмывали на своих постах, и мы прошли в баньку незамеченными.

— Отмой её — Наташка сморщила носик: лобок, ноги и попка Миранды были в подсохших мазлах слизи с кровью.

— Я схожу принесу одежду для вас.

Она ушла, а я, раздевшись, зашёл в баньку.

Миранда стояла, опустив руки и молча смотрела на меня.

— Ложись на полок, буду отмывать тебя.

Она послушно полезла на полок.

Миранда-девушка была ещё соблазнительнее, чем Миранда-кобылка и я стал возбуждаться.

Она легла на спину и прикрыла руками грудь и лобок.

— На живот, перевернись и ляг на живот — сказал я, зажимая встающий член между ног. Лезть сейчас на Миранду нельзя, вот-вот подойдёт Наташка.

Миранда легла на живот, я ополоснул её водой и, взяв мочалку и, окунув в мыльнянку, провёл по спине девушки.

Скрипнула дверь и вошла Наташка.

— Со свадьбой погодим. Ты три, три! Скажу народу, что ты приехал со служанкой. Ты ведь заморский принц. А жить будет во дворце, пока не решу, в какую сказку её пристроить.

Наташка подошла и тронула возбудившийся член — Не вздумай трахнуть её! На ней может быть ещё заклятие. Тебе придётся применить замедление, чтобы пройти во дворец незамеченным. А она пойдёт со мной. Ладно, отмывайтесь, я подожду на улице.

«Не вздумать трахнуть Миранду» было жутко трудно, но я сдержался и удовлетворился тем, что заставил Миранду мыть меня.

Трижды!

Чувствуя, что «Не вздумать трахнуть Миранду» ещё один раз выдержать не смогу, я соскочил с полка и вышел в предбанник.

За всё время Миранда не проронила ни слова. И я уже стал подумывать, что она так и осталась кобылкой, только в образе девушки.

Во дворец и в опочивальню (дверь была открыта) я прошёл никем не замеченный. Через несколько минут пришли Наташка с Мирандой.

— Отдыхайте — вздохнула Наташка — Марьи нету, прислуживать некому, пойду сама соберу что-нибудь на завтрак.

— Наташ — я вспомнил про скатерть-самобранку, которая так и осталась в казарме римской сотни, в городке Кфар Наум — а ещё одна скатерть-самобранка в Царстве есть?

— А как же? В сказочном Царстве должен быть порядок. Только не ещё одна, а новая, взамен той, которую ты не вернул и теперь твои трусы, как артефакт, на складе хранятся. Правда, каким волшебным свойством они обладают, то никому неведомо — Наташка смотрела на меня и ухмылялась.

— А новая то откуда взялась?

— Не взялась, а рукобл... Хаврошечка выткала и шапку-невидимку сшила взамен той, которую ты сначала порвал, а потом потерял.

— Ну, ладно Наташ, было да прошло, да быльём поросло. Ты давай-ка неси скатёрку, вот и позавтракаем.

— Ишь ты! — у Наташки руки в боки — раскомандовался тут! Ты ещё не царь, чтобы мне указывать!

— Могу и сам сходить — я сунул руку под матрац и достал ключ — заодно и проверю, не покрылась ли пылью волшебная палочка.

Наташка, почему-то краснея, выдернула ключ из моей руки — Отдыхай, Государь! Схожу, не переломлюсь чай.

Наташка вышла, а я упал на кровать, потянулся, расслабился и закрыл глаза.

Видимо я задремал, потому что, когда открыл глаза, Наташка с Мирандой сидели за столиком и обе пялились на меня!

Мне стало смешно: они пялились на мой член, вздыбивший бугорком исподнюю рубаху.

Я сел и встал с кровати — Ссать хочу, ни могу! Придётся идти во двор — и я шагнул к двери.

— Куда?! — вскочила Наташка и, подбежав к кровати, выдернула из-под неё горшок.

— Я что, на горшок перед вами сяду?

— Ну, началось! — Наташка поднесла горшок — Ну, что ещё? — спросила она, видя, что я медлю.

— Хочу, чтоб Миранда держала горшок.

Миранда встала и пошла к нам.

— Сядь, Миранда!! — Наташка взглянула на меня, её глаза полыхнули зелёным пламенем — Я сейчас короную тебя этим горшком!

Она не шутила и я, задрав рубаху и отклоняя член, стал ссать, не сдерживая напор и брызги летели на её руки, и одежду. По мере излияния член становился мягче и опадал, и когда струя иссякла, я постучал им по горшку, вытряхивая из уретры последние капли, а потом бесцеремонно обтёр его об Наташкино платье.

— Миранда, ты может тоже хочешь? — Миранда встала, и Наташка поставила горшок на пол.

— Я подержу...

— Убери руки и иди сядь за стол!

Я отошёл к столу, сел и смотрел на Миранду. Но ничего интересного не произошло: Миранда присела, накрыв рубахой горшок и только шум изливаемой мочи свидетельствовал, что она писает, а не просто сидит на корточках.

Когда Миранда встала и, слегка присев на раздвинутых ногах, подтиралась исподкой, Наташка взяла горшок и, подойдя к окну, выплеснула мочу.

Стульев у столика было два и я, подтянув его к кровати, на кровать и сел.

Скатёрка была совсем новая, может быть даже ещё ни разу не использованная. По каёмке вышита узором из васильков, а в центре очень искусно вышиты персонажи из русских народных сказок.

Я заказал кашу манную, кофе чёрный, гренки с сыром и черничный джем.

Мы молча всё уплели и, обтирая губы полотенцем, Наташка спросила, глядя на одноразовые пластиковые стаканчики и ложки, и вазочку из-под джема — И куда это теперь?

Я, как факир, сдвинул всё к центру и, свернув скатёрку в узелок, приподнял и встряхнул, и снова развернул...

Наташка смотрела, разинув рот.

Всё исчезло!

— Аннигиляция в чистом виде — сказал я менторским тоном, снова сворачивая скатёрку.

— Ты стал Волшебником? — Наташка, снизу-вверх, подобострастно на меня смотрела.

Мне так хотелось оставить её в заблуждении, чтобы потом использовать это в своих извращённых фантазиях, подчиняя её себе и делая с нею всё, что могло всплыть из мутных глубин моего похотливого подсознания, но... Но это была Наташка, мать моего Ромки и по отношению к ней я так поступить не мог.

Пришлось сказать правду об ещё одном волшебном свойстве скатёрки.

...

Представить нас Наташка решила на Совете, который, по обычаю, собирался в Тронном зале дворца.

Она отослала стража, одного из тех, что стояли у крыльца, чтобы оповестил постоянных членов Совета.

Совет она назначила на два часа пополудни.

Время у нас было и Наташка, уложив в постель Миранду — Поспи милая — присела к столику.

Я тоже сел.

— Ну, рассказывай Рома, что было в Тридесятом, за что тебя упекли в темницу и что заставило тебя переплыть Мару — она держала мои руки в своих, пожимала и гладила.

— Скажи мне сначала, почему ты решила, что я отымел Миранду, мстя Серко?

— Ну, это просто, Рома. Серко встретился мне и рассказал, что тебе, вдруг, вздумалось искупаться и ты, увлёкшись плаванием, заплыл за середину реки. Он, конечно, врал и я поняла это сразу, но выпытывать, что и как было на самом деле, не стала: я торопилась.

— А что случилось с Марьей?

— Это она сняла заклятие с цепей в темнице, а за это, за то, что она использовала Волшебство для твоего освобождения, был освобождён от наложенного заклятия Кощей. Он и унёс Марью Моревну в своё царство.

— И ничего о ней неизвестно?

Наташка покачала головой — О Марье, ничего.

И я рассказал Наташке, опустив лишь эпизоды с Людмилой и Царевной-Лягушкой....