Добавить в закладки и Лайкните: 0 Главная

Блок с описанием

... И невозможное возможно

Жанры: Минет, Романтика, Фантазии -13+1


«... На удивление, Яна ответила на его письмо. Их переписка продолжалась весь оставшийся год службы в армии. С каждым письмом Петрову всё больше и больше начинала нравиться Яна, а когда он прочитал ее последнее письмо, стоя уже на КПП части и прощаясь с командиром роты, он решился на безумный шаг. На вокзале он поменял свой билет домой на другой билет — билет до небольшого курортного городка, где жила Яна. Два дня, что он заняла дорога, показались ему вечностью. И хотя Петров остатками мозгового вещества понимал, что он едет в никуда, что ему там ничего не светит, сердце рисовало ему просто фантастические варианты продолжения отношений с Яной, и трезво думать отказывалось напрочь...

Городок встретил его шумом волн, криками неугомонных чаек и легким бризом. Набравшись смелости, выкурив перед этим полпачки сигарет, Петров непослушными пальцами набрал номер Яны на своем сотовом:

— Ну, здравствуй, это — я...

... Они стояли по пояс в теплой воде июньского моря и страстно, безумно, обнимались и целовались. Петров, сжимая в своих крепких объятиях мечту своих грёз, был на седьмом небе блаженства. Яна целовалась неумело, но пылко, доводя своим язычком его до умопомрачения. Время от времени Петров приподнимал ее из морской пены и впивался в ее груди, полноценные груди третьего размера. Он то всасывал соски в себя, то нежно их теребил кончиком языка. В ответ Яна своими ногтями буквально бороздила его спину...

— Сейчас милый, сейчас... — Яна мягко, но решительно высвободилась из объятий Петрова. — Закрой только глаза, пожалуйста... — И она поднырнула...

Теплая вода с радостью приняла ее. Море немного волновалось, но вода была полупрозрачной, и было в ней всё более-менее видно. Петров был возбуждён, его огромный, длинный член делал резкие колебательный движения, приглашая заглотнуть его целиком. Марка облизнулась, остатки помады смыло море. Вся дрожа от возбуждения, она взяла в свои нежные руки член Петрова, и стала страстно его целовать...»

«Стоп-стоп-стоп!!! Какая, к чертям собачим Марка!!! Яна она, Яна!!!» — и Марка быстро поменяла в рассказе имя своей героини. Телефон зазвонил в очередной раз. «Димка! Волнуется!!! Чтобы не опоздала!!!» — внутренне ликую от предчувствия встречи, Марка аж затрепетала вся, но трубку не взяла. — «Пусть поволнуется, гад эдакий!!! Потом сговорчивее будет!».

Подойдя к зеркалу, она подвела губы помадой. «Ну, ничего так выгляжу! Стройна, красива! Ну, подумаешь, пару кило лишних... Зато аппетитней выгляжу!!!»

Марка еще раз взглянула на часы. До отправления последнего поезда метро она успевала. Но впритык.

«Ладно, завтра вернусь, высплюсь после бурной ночи, тогда и позвоню Цунами. Небось, их главред хорошо дрючит за ошибки в статьях, пусть посоветует хорошую программу проверки орфографии. А то достали уже все, всё тыкают и тыкают меня носом... А заодно у Цунами, она девушка разносторонняя, и выясню, если я возбуждаюсь от мысли оказаться вместо Русалки в объятиях Кентавра, является ли это признаком прогрессирующей зоофилии или нет... А Царица тоже хороша... Ишь чего удумала... Вот ведь, работает фантазия у людей, не то, что у меня...»